Философия нарциссической футурологии — Narciss Me: Я чувствую!
Философия нарциссической футурологии
Страница автора

01\ Философия нарциссической футурологии

01\Философия нарциссической футурологии

1.1 Критика психопатического разума

Излечение нарциссической травмы - это концептуальный и архетипический процесс идивиудации или иначе становления личности, через осознание психологических особенностей своих потребностей в одобрении со стороны окружения и отсутствию возможности создавать долговременные и взаимовлияющие связи между другими людьми.
Человек находящийся под воздействием деструктивных алгоритмов поведения со стороны нарциссического государственного аппарата, призван для укрепления величия своего географического положения и связанных с ним символов, и отличает его от других, своими эксплуататорскими и грандиозными планами по поробащению разума каждого из людей.
Вселенной управляет психопатический нарцисс, чье грандиозное мнимое «Я», требует постоянного восхищения для поддержания планетарного нейромедиаторного баланса, с одновременным вытягиванием нарциссического ресурса в виде эмоций из людей, в поисках своей истинной самости.
Человек отличается от животного лишь конвергенцией концептов создающих долговременную память. Язык программирования передающийся от одного человека в другого, гораздо сложнее языков животных и поэтому несмотря на передачу инстинктивных навыков в виде проекций поведения и их осознание через органы чувств, в качестве интроектов и механизмов запечатления в виде отзеркаливания.
После того как животное интернализировала поведение, оно покидает свое окружение и успешно реализует заложенную в нее программу, если не происходило травматизации событий. Даже в этом случае животное уйдёт в среду с целью продолжения своего существования через других и будет использовать доминантность для получения питания и здорового потомства. Если травматизировать каждое следующее поколение, то животное обязательно получит новые навыки выживания.
Животные в поисках своего окружения используют тактику каждый сам за себя, точно также как человек с нарциссической травмой. Животное и психопат это одно состояние. Принимая визуальный облик человека с осложнениями работы мозга и неспособным чувствовать, можно действительно записать такую сущность в люди.
Как и животное психопат не способен на эмпатию и это основа глубочайшей нарциссической травмы для поддержания существования которой, личность становится зависимой от получения воображаемого внимания в изощренной форме, в качестве поощрения и установления гомеостаза в нейромедиаторах головного мозга.
Чем сильнее повреждена эмпатичность, тем скорее такая личность обладает животными качествами, а не человеческими. Человек в этом смысле является ошибкой природы, поскольку только люди умеют чувствовать, концептуализировав понятие ощущений разложив их на части. Желание доминировать и создавать фантазийные миры, описывая их в новых концепциях - это основное положение появления так называемой человечности.
Антисоциальное поведение - это повреждение мозга и классифицируется в обществе как заболевание, ярлык на которое, используется в качестве стигматизации личности и отстранения его от социума через исправительные и лечебные учреждения. Ввиду хорошего аналитическо-концептуального объема знаний и отсутствия эмпатии, психопаты эффективно и незаметно мимикрируют, с целью доминантности и всеобъемлющего контроля. Поэтому количество скрытых антисоциальных личностей от открытых в значительной степени превосходят.
Отсутствие эмпатии у деструктивных нарциссов и психопатов это нормальное явление для животного мира в котором особь выходя за пределы своего окружения, не способен концептуализировать любовь и зависть, стыд и печаль, тревогу и ярость. Животное находится в более скромной парадигме: хорошо или плохо и бей или беги. Как и в мире тяжело акцентуированных психологически людей, животные не способны привязываться и сопереживать другим.
Однако доминантность и грандиозность психопата настолько всеобъемлюще что человек вынужден наблюдать как небольшое количество явно животных, изображающих из себя людей, используя в манипулятивных целях все до чего могут дотянуться, от людей до материальных ресурсов. Такие масштабные агрессоры не имеют чувств сострадания и сопереживания, поэтому все что они делают вызывает внутренний дискомфорт, вплоть до психосоматических болезней и суицида у людей которые имеют человеческие чувства и находятся с ними во взаимодейтсвии.
Не имеет значения по какой причине у взрослого человека обсессивно-компульсивное стремление к собственной мортификации через чувства страха и гнева вызываемое как у себя так и у своего окружения. Ярость которой пропитан психопат настолько деструктивна, что заметив подобные наклонности наклонности рекомендуют незамедлительно отстраниться от таких отношений и уйти в неконтакт, но особенно сложно это сделать когда психопат ваш начальник или президент страны.
Появлением данного отклонения может быть морфологический признак, обнаруживаемый в отделах лимбической системы головного мозга при проведении компьютерной томографии. Генетический и родовой фактор передающийся в качестве особенностей конструкции головного мозга, учитывая поведение и поступки нескольких поколений. Нарциссическая травма полученная в процессе негативного отзеркаливания родителей и унизительно-восхитительного отношения к ребенку в сензитивном возрасте. Или паттерны массового поведения в потреблении определенного вида информационного контента нарушающего способности к эмпатии.
Важным является понимание что несмотря на человеческое обличье психопата, его поведение навсегда остаётся животным, и это такое же отклонение как порок сердца, аутизм, шизофрения и другие особенности развития. Определение и необходимость нахождения таких людей-животных, является концептуальным примером дихотомического мышления животного, поэтому стоит оставить это на усмотрение жертв, которое попали в руки такого агрессора, или точнее растворились в его деструктивный фантазии умерщвления себя, через других.
Возвращаясь к описанию любви и зависти мы увидим что это то, чего не может получить глубоко травмируемый взрослый человек. Обычных людей гораздо больше и человек с нарциссической травмой наблюдает как они выражают эмоции, отзеркаливаются друг от друга, так как на нарцисса никогда не смотрели в детстве. Нарцисс знает о существовании любви, и иногда даже испытывает чувства про которые он читал, но более всего он испытывает зависть к тому, что, может испытывать эмпатичный человек, которого он выбирает в качестве своей жертвы.
Нарциссические и психопатические личности имеют стремление оказаться в центре внимания поскольку их ресурс это получение восхищения и не только. Отсутствие эмпатии позволяет им манипулятивно относиться к людям и жестоко преследовать эмпатичных и сильных людей, способных к переживанию любви и потери, интуиции и творчеству, навыками которыми обладает только человек.
С раннего детства психопат научился анализировать поведение людей, создавать свой внутренний мир и втягивать в его информационное пространство других людей. Его извращённые вкусы настолько циничны что находясь в кругу семьи он вытягивает из нее всю энергию, в руководстве компании он превращает ее в пепел, а при государственном управлении ввергает в хаос и страдания целые поколения людей. Такая тактика, у психопатической личности - вытянуть как можно больше энергии из своих жертв через создание абьюзивного взаимодействия.
Люди, открывая сообщества, концептуализировали свою жизнь, и в зависимости от обстоятельств создали свои культы, традиции, культуру и языки. Домашнее животное идеализирует своего хозяина независимо от его поведения, как и ребенок вынужден идеализировать своих родителей, за неимением выбора. Отсутствие позитивного и здорового отклика и разрешения на проявление эмоций, не исключает интернализацию всеобщих императивов относительно реальности.
Животное не способно создать концептуальной связи между собой и объектами в индивидуальном дискурсе, и тем более коллективном бессознательном, в рамках заложенных инстинктивных программ. У животных нет эмпатии, потому что никогда не существовало предпосылок так далеко зайти в своей фантазии и втянуть в нее других. Психопат знает что с ним все не в порядке, он знает про существование привязанности и любви и он ненавидит себя и других за то что никогда не сможет испытать этого. Он создает свою реальность внутри коллективной, чтобы объединить их.
Чаще всего такой психопат пограничен и находится между невротическим и психотическим состоянием, он нарциссически грандиозен и полон жажды мести миру за его антисоциальную и опустошенную особенность. Стоит ли говорить что перед массовым появлением письменности, философ который был настолько совершенен что не написал ни строчки, выбрал в качестве своего умерщвления яд вместо отвержения, а приговор его касался развращению детских умов по части роли государственности в жизнь людей. Не это ли первая психопатически открытая жертва, которого нарциссы западного мира возвели на пьедестал грандиозности.

1.2 Личностный рост нарциссической личности

Среди нарциссов много успешных людей и это не мешает им быть деструктивными в глазах близких. Со стороны можно с сочувствием относиться к их неудачам, вредным привычкам, сломанной жизни и восхищаться их шедеврами в искусстве и достижениями в политике и спорте, упуская из виду абьюзивную реальность которую они создали своему окружению идеализируя и обесценивая, отвергая и разрушая их жизни.
То что мы видим в качестве персоны нарцисса настолько ненадежно и всегда перекрывается бессознательной тенью, которая вырывается наружу в виде антисоциального поведения и бесконечного преследования себя и близких. Достижения которые были достигнуты нарциссической личностью в своей области, в значительной степени перекрываются недостатками и мнимым стыдом по поводу своей ничтожности.
Человеку с нарциссической травмой невероятно сложно сосредоточиться на единой деятельности и посвятить ей всего себя. Это нарушение привязанности связано не только с личной жизнью, но встречается и в профессиональной деятельности. Переживание неудачи подкашивает самооценку нарцисса настолько что он не в силах вернуться к предыдущему проекту, обесценивая его и принимаясь за новый совершенно забывая о правиле десяти тысяч часов, которые с каждым годом все сложнее вложить в любимое дело ввиду упущенного сензитивного периода развития мозга в детстве и вплоть до тридцати пяти летнего возраста.
Для нарцисса не может быть любимого дела, потому что это по его мнению не имеет никакого смысла, ведь если об этом никто не узнает то нарциссический ресурс так и не будет найден. Нарциссическая личность исключает из сознания самые недоступные и одновременно самые значимые для него потребности, как минимум до периода середины жизни, когда начинает понимать что где-то ошибся и начинает анализировать свои истинные желания.
Чтобы заниматься нелюбимым но приносящим ресурс занятием, через неприятие и собственное унижение, нарцисс программирует себя и гипнотизирует, воображает что является центром вселенной, что его силы безграничны и нет ничего невозможного. Самовнушение через собственное восхваление и использование магических слов как ему кажется придает сил чтобы справиться с любыми трудностями, и нужно лишь вложить их в свои фантазии сплетая из них реальность.
Нарцисс подкрепляет свое представление о значимости личностным ростом, поверхностными знаниями во всех областях жизнедеятельности, окружает себя как ему кажется сильными и влиятельными людьми, изучает психологию и поведение людей узнавая о том что и когда они думают, как реагировать на их действия более успешн. Он не готов признать что манипулятивные тактики взаимодействия с другими, отталкивают людей которые могут и хотят поддержать их и проявить заботу независимо от их достижений.

1.3 Биологические сложности выздоровление от нарциссизма

У напыщенного нарцисса, чья эгоцентричная маска заметна каждому, зависимость от внимания, подтверждения их значимости, восхищения их грандиозностью и совершенством. Чем слаще поток идеализации, тем сильнее и мощнее выбор поддерживающих нарциссическую личность в состоянии эйфории. Чем негативней отклик от других, тем ниже самооценка и глубже депрессия.
Нарцисс почти не градирует людей по качеству получаемого ресурса поскольку не допускает никого близко и выстраивает границы чтобы не привязаться и умеет обесценить и забыть близкого человека чтобы не стать зависимым от его ресурса. Если нарцисс все таки испытывает эмпатию и ему сложно отказаться от чьей-то поддержки то это верный путь к началу работы над собой, осталось только зафиксировать и развивать это чувство без страха потерять его.
Если быть более точными то нарцисс зависит не столько от оценки со стороны, сколько от дефицита выработки внутренних нейромедиаторов обеспечивающих им хорошее настроение. Активно формирующийся мозг ребенка в избытке выделяет все необходимые для ощущения радости, стимулирующие нейромедиаторы. В процессе получения травмы привязанности происходит искажение эмоционального спектра а вслед за ним смещение способов выработки дофамина для поддержания собственного существования.
В периоды дисфункционального отношения к ребенку и искажения собственных чувств, в дофаминергическом комплексе нарушается процесс выработки отвечающих за хорошее настроение компонентов и его снижение в сензитивном периоде ведет к сильнейшему дефициту во взрослой жизни.
Терапия не предназначена для лечения нарциссической травмы, а лишь для ее осознания. Она необходима для создания возможности проанализировать свои действия и сгладить их дальнейшее негативное воздействия с внутренней сверхзадачей изменить поведение или по-крайней мере находиться какое-то время в печали чтобы разрешить себе поступать любым образом даже если это травмирует других.
Первый шаг в терапии это разрешение осознанно принимать любые свои мысли, шаблоны мышления, слова, действия, поступки, привычки, поведение. Кроме того это разрешение испытывать любые чувства: страх, гнев, печаль, ревность, ярость, стыд, жалость, сострадание. И наконец это разрешение себе на любые аффекты, эмоции, чувства, переживания.
Человек с глубокой нарциссической травмой не может отказаться от своих поступков и поведения, он лишь может осознавать и сглаживать их последствия.

1.4 Цифровая нарциссическая личность

В эпоху цифровой трансформации производства, медицинского террора и перехода к удаленному получению знаний и деятельности, самым активным ростом акцентуаций становятся нарциссические травмы. Переход из одного типа общества в другое сопровождается изменением его сознания и управление поведением через социальное воздействие. Это развал императивов который касается каждого ведь глобализация создает глобальные проблемы.
Кибераддиктивное поведение является одним из современных видов ухода от реальности для нарциссически травмированной личности. Пограничная личность в сети находит место выражению своего творчества, истероидная бесконечную контактную базу, нарциссичная поиск восхищения, а психопатичная развитие деструктивных проектов с вовлечением в них более менее невротических личностей.
Количество часов проведенных ребенком онлайн растет, а реальный контакт с живыми людьми в которых он мог бы отражаться и находить свою индивидуальность сокращается. Отсутствие взаимодействия с людьми и поиск восхищения во всемирной сети является основной предпосылкой для увеличения случаев приемлемых взглядов на нарциссизм, когда человек осознает что он ничего не чувствует, относится к себе механически и не считает себя патологическим.
Нарциссическая травма вызывает чувство опустошенности, ведь к середине жизни человек начинает понимать что жил не для себя, а пожертвовал собой ради других, а внутренняя тоска по Истинному «Я» постоянно дает о себе знать. Такую жизненную трансформацию личности невозможно игнорировать и справиться с ней гораздо сложнее если аспекты нарциссизма проявляются в синтезе с экранным аддиктивным расстройством.
Использование устройств с экраном подключенных к глобальной сети делает из нарцисса машину по созданию собственного цифрового профиля, настолько претенциозного и совершенного, настолько всемогущего и грандиозного, что можно лишь поздравить такого человека с возникшим чувством собственного богоподобия. Нарциссический ресурс охотно использует нарциссический бизнес и их коллаборация оказывается успешным успехом для получения восхищений, от людей, которые искренне сочувствуют и сопереживают их цифровым успехам и победам.
С одной стороны цифровые нарциссы это недоделанные пограничники, они творческие, в смысле адаптивные к текущим технологиям создания контента и одновременно аутичные, в смысле не просто с отсутствием эмоций, но и вообще, способностью иметь полноценное взаимодействие вне сети. Цифровые гик-фрики, нативные жители интернета, элита владеющая миром диджитал, имея доступ к современным технологиям и видам финансовых инструментов становятся цифровой элитой.
Это новый вид нарциссических психопатов которым нужен лишь цифровой ресурс восхищения и ради него они готовы изменить архитектуру интернета и способов взаимодействия, вовлекая в свои схемы эмпатичных людей для которых заготовлено какое-то особое задание, и их цифровизация становится стратегией цифрового порабощения.
Дети цифровых нарциссов это новая раса, настоящие андроиды, люди с частями электронных устройств. Вот теперь цифровой нарцисс сможет создать правовой кодекс что такое устройство уже не является человеком и может быть использовано в качестве персонажа для интернет шоу в котором он будет восхищать других и получать нарциссический ресурс в виде одобрения.
Использование НБИКС технологий позволит создать микрочип отвечающий за стимуляцию и изменени нейромедиатвиного баланса и такие люди перестанут нуждаться в поиске ресурсов для запуска дофаминергической системы и будет чувствовать себя всегда счастливым. Выражение эмоций это балласт в системе сверхчеловека который должен выполнять действия механистично, адаптивно и без ощущений.
Первые дети цифровой элиты гик-фриков, возможно станут настолько нарциссичны что не будут испытывать о себе чувств что являются не тем кем себя считают, а возможно настолько психопатичны в мегаломании что станут первыми цифровыми диктаторами.

1.5 Тюрьма для партнера нарциссической личности

В описании токсичных отношений между людьми, используется агрессивный дискурс стигматизирующий нарцисса как хищника, а его партнера по отношениям как жертву. В своей селекции нарцисс опирается на мысли о поиске идеальной любви и поэтому выбирает в партнеры эмпатичных и эмоционально-нестабильных личностей, как правило с интеллектуальными способностями, чтобы интроецировать в себе то чего ему так не хватает.
Нарцисс представляет собой искусственный интеллект имени самих себя, которой спроецировали его родители, и он способен ради поиска восхищения и получения ресурсов, испытывать значительные жизненные неудобства. Эмпатичные люди с эмоциональной зависимостью от других, более самодостаточны, но нарциссически поврежденные по спектру привязанности. Они используют предоставляемое нарциссом отвержение в качестве способа почувствовать себя живыми, включая в душевный спектр переживаний различные виды физической аутоагрессии.
С первого взгляда можно подумать что грандиозный нарцисс является приспособленцем и конформистом, на самом деле его аналитический мозг способен отличить подстраивание в личных целях и без эмоциональных вложений, и получение собственной выгоды. Его пограничная личность лавирует между правилами и их нарушением, а для получения восхищения все средства хороши.
Партнеры нарцисса не всегда способны отличить искренность от практичности и неверно анализируя нарцисса могут быть удивлены и даже сильно расстроены тем что в нем ничего не может вызвать чувств. Они берут на свой счет любые капризы нарциссической личности, забывая что взрослая реакция гнева на его поступки это лишь повторение модели поведения его детства которой он добивается используя обсессивные паттерны.
Нарцисс находится в тюрьме своих представлений о идеальной мире, в котором нет места обычности, которая для него на самом деле ничтожность. В этот идеальный мир постоянно врывается реальность и тогда он становится деструктивным. Партнеры нарцисса выступают в качестве жертвоприношения, вытягиваясь в непредсказуемыми и по-детски примитивные, но по взрослому разрушительными фантазии, в которых оказываются их близкие.
Нарциссическая личность обладает своим паракосмом или фантазийный миром, а динамика непростой жизни, насыщает его губительными для сознания происшествиями. Фантазия его мнимой личности насколько манипулятивна и воздействует на близких как деллюзия искажающее его мнимое эго.
Близкие нарцисса находятся в многослойном мире в котором Истинное «Я» недоступно из-за ложного эго, а ложное эго заменяется фантазией нарцисса и депрессивность от поиска своей идентичности в результате воздействия нарцисса, разрушает и опустошает личность в очень короткие сроки. Проявление болезней, психосоматики, тревожности, упадок настроения и сил, искажение мировоззрения и низкая самооценка, суицидальные идеации и агрессивное поведение, аддиктивная зависимость и психические акцентуации.
Эти симптомы способны проявиться у эмоционально-нестабильных партнеров нарцисса с использованием своего мнимого эго в качестве интерпретации поступков и действий деструктора в этой парадигме. Человек прошедший индивидуацию в поисках Истинного «Я» относительно безболезненно способен переносить действия нарцисса, опираясь не на его воображаемый мир, а на реальность и свою самоценность.

1.6 Зависимость нарцисса от отношений

Нарциссическая личность очень избирательна, и эмоциональные вложения трактует как выращивание идеального аксессуара для полноправного им владения, перенося материнскую фигуру на образ партнера по коммуникации. Выбор партнера для нарцисса это аналитический процесс, в котором он сопоставляет текущие потребности своей персоны с необходимыми качествами присутствующими в своем избраннике.
Наличие эмпатии является первоочередной потребностью нарциссической личности, поскольку свои чувства она знает плохо, завидует тем кто может выражать их естественно без страха потери значимости, и внутренне стремится обрести партнера с эмпатией для восполнения своей уязвимости.
Бессознательный выбор направляется на пограничные и другие эмоционально-нестабильные личности, но хуже всего на других нарциссов. В таком случае они оба изображают любовь и наличие своих чувств, даже возможно верят что именно то что они ощущают называется любовью и привязанностью.
Нарцисс истощается когда находится под маской своего ложного эго. Он настоящий актер и это сложная и изматывающая профессия. Ему приходится постоянно быть в напряжении чтобы удерживать свой хрупкий образ, поэтому большую часть времени он находится в одиночестве, а персону использует лишь в самых важных случаях.
Необходимость постоянно изображать свою ложную самость и усиливать свою грандиозность оказывает деструктивное воздействие на нарцисса, и вслед за полным изнеможением он впадает в неистовую ярость, которая способна напугать любого.
Человек с травмированным нарциссизмом избегает выражение печали и глубоко спрятал эти чувства, он считает это человеческой уязвимостью и отвратительным занятием. Точно также он относится к страху, ведь он является таким же ранимым и указывает на слабость личности.
Гнев и яростные состояния нарцисса могут быть открытым вербальным и даже физическим унижением. Так внутренний интерпретатор относится к нарциссу, такое представление о коммуникации он увидел в глазах своих близких, это его основная защита от падения маски и самооценки, так он обесценивает и уничтожает своих родных.
Под эмоционально-стабильными отношениями представляется обоюдная привязанность и бережное отношение к друг-другу в осознавании неизбежной потери, и избавление от чувств страха перед будущим. Нарцисс имеет ограниченное представление о близости, в которой обе личности стремятся результативно поднимать качество жизни себя и уже потом друг-друга, полностью вкладываясь в одни отношения.
Нарцисс знает о существовании райской любви из своих фантазийный миров, он искренне уверен что однажды встретит идеального человека, а главное что для этого необходимо поддерживать истощающий образ ложного эго, без которого как он считает, его не полюбят. Расставаясь с партнером, нарцисса тянет обратно и пусть чаще всего он может сохранить свое бесчувственную претенциозность и уйти навсегда, ему будет сложно своими истребительским мышлением уничтожить воспоминания.
Выходя из отношений, нарцисс уничтожает реминисценции и себя самого, а заодно своего партнера. Его стратегия это вымещение из сознания всего что ему неприятно чувствовать. Чтобы выжить, в детстве он уже отказался чувствовать и теперь выместить из сознание очередные отношения не представляется для него большим трудом. Нарцисс включает самозащиту от влюбленности, его затягивает в привязанность, он теряет себя и становится поглощенным другим, он испытывает страх перед потерей себя и начинает прощаться с партерном потому что терпеть он этого не может.
Обесценить, отвергнуть и уничтожить чтобы никому больше ничего не досталось, это основная стратегия выхода из отношения человека с нарциссической травмой различной тяжести, от скрытого до грандиозного, от деструктивного до пограничного, и от истероидного до психопатического нарциссизма.
Нарцисс считает что когда он уничтожает своего партнера то по сути вернуться будет некуда и незачем, там уже не будет ресурсов и забыть такие отношения будет очень просто, ведь в сознание никогда не прорвется сострадание и чувство вины. Если отношения заканчиваются спокойно, что является скорее исключением чем правилом или нарцисс уходит сам что является исключением, то он вынуждает себя вернуть и становится психопатическим.
Поражение. Если у партнера нарцисса есть необходимый ему ресурс: контакты и материальные блага, интеллект и творчество, восхищение и услуги, секс и создание семьи, то не получить все это богатство которое он уже считает своим, для него поражение, а нарциссическая личность не признает поражений. Пока взаимодействие дает ресурсы для поддержания собственной грандиозности и планов на будущее, нарцисс не выйдет из отношений, тем более если это будет выглядеть разрывом навсегда.
Контроль. Когда нарцисс проводит по своему кругу партнера, от привлечения и идеализации до обесценивания, отвержения и уничтожения, а потом вновь возвращается в это общее дежавю, он лишь устанавливает контроль. Человек с нарциссической травмой был отвергнут своими родителями, они создавали такие условия жизни, в которых ребенок не мог выразить свои истинные чувства и желания и был вынужден подстраиваться под родителей. Когда нарцисс повзрослел то он точно также, но уже в парадигме взрослый - взрослый, выстраивает такие отношения со своим
Бессознательное. Обесценивая и отвергая, унижая и уничтожая партнеров по взаимодействию, нарцисс не дает пережить себе печаль и тоску от потери. Как и в своем детстве он отказывается чувствовать боль утрат, и когда она прорывается сквозь его защиты, он испытывает непреодолимое желание вернуться. Вытесняя своих близких из сознания, нарцисс лишь на некоторое время избавляется от их образов, которые как и травмы детства теперь будут их преследовать в реальной жизни и мире сновидений.

1.7 Нарциссические дети суррогатных матерей

Нарциссическая травма или травма привязанности к близким, но в главном случае к матери, является первичным расстройством идентичности которые имея ежедневные искажения, в течении постоянного обращения к ним в течении жизни, начинают занимать важнейшее пространство в создании собственной самооценки и взаимодействия с партнером и обществом.
Между ребенком и матерью в течении беременности создается особенная связь при разрыве которой ребенок в прямом смысле попадает в другое информационное пространство и это его первая травма привязанности. Он расстается с биологической матерью и попадает в новую семью.
Даже при условии полного принятия, восхищенного отзеркаливания и безопасной атмосферы, когда ребенок вырастет, он будет гораздо острее чувствовать свою потребность в поиске идентичности потому что становится заложником ситуации в которой вынужден чувствовать свою необычность, избранность и отчужденность.
Необычность. Ребенок имеющий двух матерей, биологическую и воспитывающую, в силу своего примитивного концептуального ума сможет понять только когда завершится его формирование личности, а до этого момента через его бессознательное будет постоянно просачиваться тревожная информация о том что он не тот кем является.
Избранность. Родители ребенка от суррогатной матери как правило имеют очень сильное желание к доминированию через какой-либо способ размножения и скорее всего сами являются людьми с нарциссическими чертами характера и будут использовать ребенка как продолжение своей реализации создавая крепкий фасад мнимого эго.
Отчужденность. Ребенок с травмой депривации и резкого отрыва от матери с последующим переходом на искусственное питание будет чувствовать себя отчужденным. Такой ребенок в самом важном возрасте потерял способность чувствовать и более всего ему будет сложно полюбить своих родителей.